Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Собибор без мифов

О восстании в лагере Собибор
Это телеинтервью к фильму с одним из последних реальных очевидцев  героического восстания евреев в лагере Собибор – для меня  одна из личных грустных историй. Как и крюк на машине в Польше для съемок  в этом городе. Почему? Я пока не расскажу. Реальный – это значит правда. А она,как правило. ни в государственную мифологию,упрощенную аппаратчиками до пропаганды, ни в лекала  компиляторов для того же ширпотреба не вписывается. Ну где вы  вычитаете или услышите еще, например., вместо пафосного пустого позитива, что группу бежавших во главе с командиром восстания долгожданные партизаны сначала не приняли, забрали оружия и отправили погибать. Или  вопрос,который мне задал польский коллега. когда я созванивался, предлагая эту тему – дОжил при путиных – А почему  русские бросили в лесу поляков?
В данном случае. о восстании в Собиборе, “реальный” – этот тот. кто состоял в Сопротивлении. А их было  всего около сорока человек. Из почти шестисот заключенных, не знавших ничего до начала операции уничтожения немецких офицеров. То есть за пару часов до прорыва…

 -  Война застала меня в Красной армии. Мы стояли тогда в летних лагерях, под Луцком, в Украине. Оттуда и отступали до Киева, где в ближнем бою я сломал ногу. Поэтому окружение города и его захват немцами пережил в  санитарной части, лежа. Но немцы нас не убили, а  зачем-то на машинах отправили  довольно далеко, в Беларусь, в Минск. Там я оказался в больнице для военнопленных, в эвакуационном лагере, через который людей направляли на Запад, на работы в ту же Германию. Понятие « госпиталь для военнопленных»  было довольно условным. Нас почти не кормили, давали по 150 грамм хлеба  на человека утром и вечером, а днем - баланду. Пленные умирали от ранений и голода. Для нас был выделен первый этаж здания. Тех, кто уже умирал, переносили на второй. А оттуда - в ямы.
Молодой, я быстро шел на поправку. Нога срослась и меня оставили  работать санитаром в тифозном отделении, потому что началась эпидемия и военнопленные болели и умирали здесь же. Сам я тоже заболел, но перенес тиф, работая, и выжил. Вскоре немцы обнаружили, что заместитель начальника госпиталя оказался евреем. После этого они провели проверку всех больных и сотрудников. Выяснилось, что почти половина врачей были евреями, а также многие раненые красноармейцы. Обнаружили и меня. Нас всех поместили в карцер, где давали один раз в день кусочек хлеба и через день - баланду. Каждое утро открывали дверь только для того, чтобы спросить - Умершие есть? Выносите.

Немцы сказали нам, что якобы была нота министра иностранных дел СССР Молотова, где Москва пригрозила: если расстрелы советских военнопленных не прекратятся, Красная армия будет уничтожать немецких пленных. Поэтому мол немцы решили нас не убивать, а дождаться, пока мы сами умрем от голода. Почти через три недели оставшихся в живых вывели на плац, построили и повели в Минск.

В городе, на улице Широкой,  создали отдельный лагерь для военнопленных-евреев.Collapse )

ВИКТОР ГРАЕВСКИЙ - КАК ОН ЕСТЬ...

" Если все это правда, то через десять  лет не будет Советского Союза".

 "Я встретился с историей всего на несколько часов"    "Сталин", между прочим, Э. Радзинского

В феврале 1956-го на 20-ом съезде партии Н. Хрущев зачитал свой закрытый доклад с разоблачениями культа личности Сталина. Считается, что этот почти шестидесятистраничный документ, приоткрывший то, о чем не знали, чему не верили или не говорили вслух, перевернул весь социалистический лагерь, заставил пересмотреть и недавнее прошлое СССР, и суть красной тоталитарной системы. И, тем самым, положил начало ее распаду.

А выкрал и передал на Запад  доклад  польский журналист Виктор Граевский....

Он жил в типовой квартире многоэтажного дома на окраине израильского города Ришон Ле-Цион. Обычная гостиная без излишеств: фото, картины, диван, стол, телевизор. Он смотрел израильские и русские каналы. Поэтому, когда я напрямую и без рекомендаций перезвонил ему  и представился, проблем не возникло.  - Приезжайте...
Я быстро установил камеру, навесил микрофоны и он продолжил. По-русски, почти без акцента. 
Collapse )

ХОРВАТСКИЙ ПЕРЕКУР

                                                                                              

  
            Один человек мне сказал, что курить вредно.      

Жить тоже. – ответил я  и подумал – Надо же…

 

Живем, словно понарошку, а умираем по-настоящему.

 

Вокруг нас шепелявили сосны и гундосил бесполый кустарник. Шумный, как пустота многолюдья.

 В небо, затянутое голубым пододеяльником черной бездны, колотился небольшой лес.  Хвойный и по- летнему парной. Да и не лес это был, а  скорее роща. Но и здесь чувствовалось достаточно места, чтобы закопать все на свете.

И даже меня.

Хорватия, она только на карте – горы да горы, а на самом деле лесов здесь хватит на всех.
Collapse )