Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Русские израильтянки

личное( дети, противогазы)-9личное( дети, противогазы)-5
Принес когда-то домой детские противогазы для наших " четвертой " и "пятой" в связи с...
Израиль 1998 год
Младшие уже подросли, а ракеты летают.
Тоже прогрессируя год от года.
личное( дети, противогазы)-4личное( дети, противогазы)-3

" Еврейская армия" Франции

clip-2008-08-28 10;20;37морис-1
     " Началось всё с Ротшильда..."                        Бойцы " Еврейской армии" на параде Победы

« Еврейская армия» Франции - явление малоизвестное и  замалчиваемое.  Из этой  «армии», носившей в Сопротивлении  официальное название « Организация еврейских бойцов», остались буквально единицы. Когда я достал  парижский телефон их руководителя, то выяснилось, что ему...101 год. Дедушка , как оказалось, в здравом уме и твердой памяти.
Я не стал тянуть: сел на машину и рванул из Минска в Париж. Благо,дорога накатанная.

Надо сразу сказать, что деятельность Еврейской армии, как они себя называли и называют, состояла из двух  направлений- спасение и боевые отряды. В них входили более двух с половиной тысяч активных бойцов. 

Жордж Лоингер,кавалер Ордена Почетного легиона, был одним из руководителей  сети «спасения людей» и, прежде всего, детей. 

  -  В 1940 году во Франции  было 320 тысяч евреев.  Половина успели убежать. 116 тысяч депортировали в  нацистские лагеря уничтожения.  Война разделила французов на тех, кто поддерживал генерала де Голля и движение Сопротивления, и на тех, кто поддерживал коллаборантов, друживших с оккупантами. Когда началась война, французы не ожидали поражения и быстро сдались. Почему? Не хотели воевать.
В 1939 году, после нападения Гитлера на Польшу и объявления войны, меня  мобилизовали в армию. Мы стояли  в Эльзасе, прямо на границе, у реки Рейн. Наши пушки  были нацелены на Германию. А с другой стороны немецкие пушки.  Но никто не воевал. Смотрели друг на друга, но не стреляли. Когда немцы напали, то наши войска сдались без сопротивления.

 Я сам из этих приграничных мест, из Страсбурга. Это был полунемецкий город, где  евреи хорошо знали и немецкие антисемитские газеты, и то, что нацисты их мягко говоря, не любят.  Через нас бежали во Францию немецкие евреи, которым разрешали уехать, в основном, без имущества, налегке. Приказ убивать евреев пришел весной 1942 года. Но до этого времени евреи могли  вполне уехать из Франции. Но не уехали. а потом было поздно.

Даже, когда началось уничтожение,простые люди об этом не знали. Переселяют в Польшу, не более. Но власть-то была информирована. Немецкие промышленники и инженеры строили фабрики уничтожения – и не знали?  Просто выполняли работы  и строили, не вникая?  Весь мир врет. Они все знали, когда увидели, как убивают. Но испугались этого. Испугались, что  стали соучастниками. А потом и откровенно  появилось указание  Гитлера о том, что миллионы евреев должны быть уничтожены в Европе, чтобы  осуществить окончательное решение этого вопроса.

После поражения Франции французы сначала испугались  и поддержали пронацистское правительство Петена. Когда пришел приказ об арестах и депортациях  евреев, французская полиция  активно работала наравне с гестапо. Они врывались в дома даже тех, кто имел вроде бы официальную защиту.

В начале войны я, как лейтенант, попал в офицерский лагерь военнопленных. Но не надолго. Нас  просто отпустили под домам. Поэтому во Франции и потом никто не восставал и не сопротивлялся. К тому же, когда 18 июня по радио из Лондона выступил генерал де Голль и призвал к сопротивлению, те, кто высказывался в его поддержку, арестовывались. Люди притихли.

Французские евреи сопротивляться не могли. Им, как это было в России или Польше,  не с кем было координироваться. Ни партизан, ни организованного подполья в начале войны не было. Они просто жили под оккупацией. Нацисты ввели ограничения, но жить было можно. Францию разделили на оккупационную зону, где правили немцы и большую территорию, где  властвовали французские коллаборанты. Их власть, то же правительство Петена, не знало, что делать с евреями. 

 Надо сказать, что еврейская община страны была раздроблена, но представляла собой уникальное явление. Значительная часть евреев состояла в различных организациях – политических. национальных, религиозных.  Таких общин было много. Вы же знаете, что  у верующих евреев для молитвы нужно 10 мужчин. А 10 мужчин – это уже группа. И другая. И двадцатая. Повсюду. Это была целая сеть.
Но реальное еврейское Сопротивление смогло организоваться  прежде всего в горных районах, у границ с Испанией и Швейцарии. В таких группах были и пожилые, и молодежь. Одни занимались специально спасением людей – то есть выводили их из страны нелегально. Другие – боевые. Там собирали оружие и проводили операции против нацистов. 

Евреи, хотя и оказались в изоляции от остального общества, не думали, что их будут просто убивать. Люди старались переждать тяжелые времена, надеясь, что такое положение вещей не может продолжаться очень долго. Для них стало неожиданностью, когда вдруг их начали забирать из домов и депортировать на поездах куда-то на Восток. Только тогда и возникли группы Сопротивления. Истребление началось с массовых арестов, которые проводила французская полиция по приказу немцев. Люди пытались спрятаться. Сами, через друзей и знакомых. Я и такие же, как я, тоже искали друг друга и объединялись, чтобы создать  цепочки и возможности спасать других. Так началось спасение кого можно было спасти. 

 Активные группы объединились в организацию ОЗЕ – организацию еврейских бойцов. Одной из таких групп командовал я. Хочу отметить, что это была сильная организация. Мы  координировали свои действия с католиками, протестантами, атеистами. Со всеми французами, кто старался нам помогать спасти женщин и детей. 
У нас было очень много работы – надо было создавать  тайные склады, находить места для беженцев.  Надо было искать французов, готовых под угрозой смерти, помогать нам. Мы выпускали листовки и делали фальшивые документы. Все это надо было организовывать, находить людей, явки, возможности. Мы должны были дать людям какой-то шанс выжить. В оккупированной Западной и Центральной Европе это удалось только во Франции. Даже в Бельгии такого не было. Только у нас находились неевреи, и относительно немало, которые помогали евреям. 

С чего все началось у меня? С миллиардера Ротшильда. Я еще до войны знал Ротшильда, хотя и не занимался финансами. Его жена тогда обратилась ко мне помочь  принять и разместить 25 детей немецких евреев.Тогда как раз было указание,еще до оккупации, что все евреи, приехавшие во Францию из Германии, должны быть депортированы обратно к нацистам. Многих и отправляли обратно. Мол нелегалы. Помню,я растерялся от такой просьбы – надо было срочно найти место, опекунов, учительниц для детей. 

 Ротшильд, однако, дал денег на это  обустройство и уехал в США.


Collapse )

Палестинский спецназ

Этот, давний сюжет из сектора Газа, чуть подрезанный, для меня, во многом, знАковый.
С одной стороны, как " мы" когда-то работали.
С другой - не сильное, но классическое для русских чувство легкой горечи от...

Для меня всегда в работе было главным два " параметра".
Постараться быть первым при поиске темы и съемках. Точнее, чтобы твой канал был первым. Не по названию, как сейчас,  распальцовка, а по информации.
И второе - всегда найти какую-то информацию, важную и интересную, в деталях, которая не лежит на поверхности. То есть не просто то, что "скарливает" тебе принимающая сторона, заинтересованная в своем. Чтоб не уподобляться тупому ретранслятору, снимающего с себя всю ответственность за материал.
Как " попугай- попка", но не дурак. Мол, что сказали - я и передал.Типа, " объективность".
В этом смысле, когда я не раз слышал - мы приглашаем только вас и ваш канал, то всегда искренне отбивался - Напрасно. Приглашайте, кого можете. Вам же лучше. А за меня не беспокойтесь - я все равно сделаю  это событие не так, как другой. Найду что-то " свое".


Короче, это первая, вообще, съемка первого палестинского спецподразделения.
Его создавали в Газе.  "Газа" до " Хамаса":)
В другой части автономии, в Рамалле, была еще " Сила-17" , охрана первого лица. 
 
Я вышел на них , как часто бывает, случайно. Снимал работу подразделения палестинцев по борьбе с наркотиками и их шеф упомянул  об этом. Я сразу и попросил его " пробить" возможность снять только что созданный палестинский спецназ. Мы тут же связались по телефону  с кем надо и немедленно договорись о встрече и съемках в удобный для них день.

Во дворе ныне разбомбленного компаунда в Газе они и устроили для меня и оператора показательные выступления. Там было всё - и строевая, и лазание на крышу, и захваты, и виды рукопашного боя, и противостояние с толпой агрессивных демонстрантов. То есть, по сути, азбучные, но красивые виды. Дали интервью с кем хотел и сколько хотел. Все высшие офицеры свободно говорят на английском. Переводчик  нигде и не понадобился. Кстати, и потом, в Палестинской автономии переводчик не нужен. Палестинцы много отдают образованию: и своему, и своих детей. Все активное действие длилось порядка сорока минут. 

А теперь -  о " легкой русской горечи".
 По формату спецрепортаж я  мог дать только порядка до четырех минут. Так и сделал. Прошло больше года. И вдруг по Би-Би- Си  по ТВ пошел анонс  получасовой или сорокаминутной программы о... спецназе палестинцев. Анонс постоянно " долбили"  минимум неделю. И кадры в нем мало отличались от того, что было уже знакомо.
Потом показали программу. Как я увидел и понял, бибисишникам  показали те же самые показательные  выступления, перемешанные уже большим количеством интервью.  Ребята, оснащенные и приличным бюджетом, и приличным форматом времени под спецпрограмму, работали  несколькими камерами и, как я понял, гоняли все эпизоды по несколько раз. Пока не набирали достаточно разного видеоряда....

Вот оттого и типично русская горечь - и твой канал, и ты были первыми. Но дали," пстрычку",  один "пук", без анонса и раскрутки того, что это первые и редкие тогда съемки и люди.
А англичане, выйдя на эту тему только через полтора года, получили и возможности развернуть то же самое, и, главное, сделать из этого же настоящий " бух!!".

Возможно, так было и есть сегодня, это вечная провинциальность мышления русского начальства.  
Подумаешь, какая-то Газа.Или еще где-то.  Мы - Москва!  

А британцы потому и -  Великобритания,  несмотря на территорию, как русская губерния, что смотрят на весь мир, как на часть своего мира и потому сами этой частью всей Земли себя ощущают....   

Дети и внуки

 
Моя Саша (" вторая")и её ученики. Для меня этот снимок - типичный.Оно так и есть  - типичные  израильтяне.

Внук и внучка, которые " там" - тоже типичные, но уже коренные жители еврейского государства.

Виктор Гагин ( Воркута)

Неожиданно получил приятную весточку из далекого прошлого.
Из сайта « весь финно- угорский мир»:
... В июле 1979 В.А.Гагин едет на знаменитый Грушинский фестиваль в Куйбышев и выступает на фестивальной сцене. Можно сказать, что этот Грушинский фестиваль и стал отправной точкой создания «Баллады». В августе тележурналист Александр Ступников организовал передачу о самодеятельной песне на Воркутинском телевидении. Эта передача, да и подготовка к ней дала хороший толчок «группе Гагина».  

В то время бардовская песня была очень популярна, но клубы и тем более, показ на ТВ запрещались. Это же самоорганизация, да еще творческих людей.
Виктор Гагин такой  клуб  авторской песни  создал и мне удалось все-таки пробить о них  передачу. Просто   это все же было Заполярье.
Чиновники на Севере поумнее и человечнее. Среда обитания сказывалась, видимо.

Виктор Гагин был в городе Воркута, и без того насыщенного интересными людьми, легендарной личностью. Он приходил с гитарой и пел, запивая песни чаем или , в разумных дозах, вином. И всё у нас было. Кроме счастья, разумеется. Ведь мы были живы. И еще как!

Но в моей семье как раз должен был появиться первый ребенок.
Жена ходила на работу до последнего, а я пытался достать то, что нужно. Жили мы, два молодых журналиста Воркутинского ТВ, в маленькой комнате шахтерского общежития, где умещались  только узкая кровать, стол, на котором стоял совсем маленький телевизор, старый холодильник, купленый "с рук," и два стула. Немногие вещи  были под кроватью, а во встроеном шкафу - почти круглый год зимняя одежда и обувь. Все удобства и плита - в коридоре. Нормально. Но вот к малышу...

Подгузники из марли жена разрезала и подметала вручную сама. Марлю прислала  будущая бабушка из Беларуси. Но ни ванночки, ни деревянной детской кроватки я купить не мог. Кроватку можно было втиснуть, если убрать один стул. Но их не было  в магазинах.
Уже родилась дочка, а  куда ее положить и где купать?

И вдруг вечером раздался страшный грохот и в комнату  ввалился Гагин. Большой и без гитары. На спине у него, от головы до пола, висела тяжеленная титановая ванна. - Вот , - сказал он - опустив её  нежно на пол - Теперь есть где ребенку и купаться, и спать. Лучше, чем ничего.

Так и было еще несколько недель, пока друзья не достали где-то кроватку и пластмассовую ванночку. Но  поначалу ребенок, где спал, там и купался.
Это "ребенок", заполярная, сегодня.

А Гагин   приходил с гитарой и пел разные разности. За жизнь. Я только сегодня узнал, что он уже давно где-то в Германии. Значит, реально увидимся. 
Виктор Гагин поет песни из своего шансон - диска  песню « Бураны- метели» о Воркуте и Севере.

Но мне больше нравится  « Как мне быть»

И вечная  для всех северян и сибиряков -  " По тундре"    " .. где мчится курьерский " Воркута- Ленинград"

« Мне бы только волю!!!»
О, если я забуду вас, Север и Воркута... Еще раз, спасибо политически бдительной белорусской номенклатуре за отчисление из универа!

ЗАВЕЩАНИЕ

 Вот, кажется, и все. Конец. Так  происходит. Рассказывают же и пишут, как это случается  у других. Живет себе человек, живет. День за днем крутится, пробивается, блистает или просто работает, ест, сморкается, покупает, спит не один, чтоб ночью мысли разные в голову не лезли, пьет, бегает трусцой, разводится и снова спит. Короче, как все. В чем-то лучше, в чем-то хуже. И вдруг - бац - что-то заболело или просто пошел к врачу. Так, для профилактики. Сдал анализы. А там говорят – Вы попали. Все. Скоро конец. И начинается совсем другая жизнь – за каждый день. И уже ничего не надо, только чтобы не болело и еще – жить. Просто быть, наслаждаясь этим. Оказывается, что большего и не надо. Любое большее – уже счастье.

Я напрягся и присмотрелся вниз, за струей. Утро, еще минуту назад прекрасное, виделось чем-то нереальным и далеким. Да и не было его уже, утра.
Collapse )

ФОТОГРАФИЯ


Два зеленых  плацкартных  железнодорожных вагона, вместе с нами, завезли в ноябре куда-то в глушь куцей  беспородной тайги  и оставили на рельсах.  Я и сейчас не знаю, где мы были - в Забайкалье или в Якутии. Но мы - были.

Мороз стоял адовый. Даже в ватных штанах поверх формы и в бушлатах работать  получалось не более  пятнадцати минут. Посменно. Родине нужен был наш бесплатный  и бесполезный труд.
И  мы долбили ломами мерзлую землю, отбивая  при ударе только  маленькие кусочки. Отрезанные от целого, словно ломтики глинозёма. Похожие на нас.

Collapse )

" Песняры"


“Арха”, монгольская водка, годилась только для наших молодых солдатских желудков. Но ее было на редкость  достаточно.  Цирики, в своей зеленой форме с четкими, как офицерские, погонами на плечах, стриженные и очень похожие друг на друга, принимали нас после концерта у себя  в каптерке.
 - "Самбайну, кампан”... “ Здравствуй, товарищ...”
Вечер советско- монгольской военной  дружбы где-то в глуши бескрайней степи плавно перетекал в братание.
- Ребята, - просил я - чаю дайте, сушит...  - Подожди, - говорили цирики  - наш фирменный подгоним.- А  вы откуда? 
Они цокали языком и с уважением повторяли за нами - Из Минска? Из Ташкента? Из Баку? Из Львова? Большая у вас страна....

Чай оказался белым. Из топленого бараньего жира. От чистого сердца. - Спасибо, здорово, -  Я выскочил на мороз и  согнулся за  углом деревянного домика. Никогда не забуду этот привкус братской кухни.
На крыльцо вышел их старший - Эй, земеля, - закричал он по- русски - Иди, мы тебе сюрприз приготовили. - Уже сыт, - окончательно напугался я. Но вернулся. Идти-то все равно некуда.

А цирики уже ставили на проигрыватель пластинку. Они бережно дули на нее, хихикали и говорили, что это их самая любимая музыка. Ребята плеснули в алюминевые кружки еще “ архи” и вдруг громко, поскольку проигрыватель подключили к  колонкам, прямо на нас рванули “ Песняры”. “ Касиу Ясь канюшину...”
- Видишь, это твои, - толкали в бок монголы - Твои - лучшие.

И метель, мартовская, тридцатиградусная крутила свою волынку на промерзлой дороге в двух часах езды до наших бараков. И ребята, захмелевшие от водки, вместе с монгольскими солдатами подпевали  по- белорусски. Завывая от тоски по своему Ташкенту, Баку, Львову.

Нам было за что пить. Хотя мы и знали, что настоящие  патриоты остались дома, в тепле, рядом с нашими девчонками и брошенными за тысячи километров матерями.
Так они нас учили Родину любить - издалека. И дружбе народов - на выживание.
- Берите, - цирики  подкладывали в наши миски лучшие куски мяса и показывали свои фотографии из дома - Баранину надо есть горячей. Баранина - она, как песня.

“ А дзяучына жита жала...”